Костромского ветерана обязали отдать участок олимпийской чемпионке

0
41

Костромской суд вынес решение о сносе бани ветерана Великой Отечественной войны с земли, на которой он прожил 60 лет. Власти выделили соседний участок олимпийской чемпионке, но при обмере выяснилось, что новый надел проходит по ветеранской бане. Чиновники потребовали ее снести. В деталях конфликта разбиралась корреспондент «РГ».

Иван и Зинаида Лавничие хотят отстоять свою баню, поэтому будут обжаловать решение суда. Фото: Анна Скудаева/ РГ

Ветерана назначили крайним

В здание Димитровского райсуда Костромы с трудом, опираясь на палку, входит 87-летний инвалид Иван Лавничий. На одежде старика — орденские планки ветерана Великой Отечественной войны.

— Извините, я плохо вижу. Где расписаться? — спрашивает он у секретаря суда.

Нужно ли дачникам оформлять межевание земель

Рядом с Иваном Фомичом — его 85-летняя супруга Зинаида Анатольевна, тоже инвалид второй группы.

Стариков Лавничих вызвали в суд по иску костромской мэрии о сносе бани, построенной возле дома инвалидов.

Дом Лавничих расположен в живописном месте на высоком волжском берегу. Землю под его постройку власти Костромы выделили их предкам в середине прошлого века.

— Мои родители жили здесь с 1958 года, у них был участок шесть соток. В 1963-м мама серьезно заболела, и мы с мужем и детьми вчетвером вернулись в Кострому из Сибири, где работали семь лет по распределению. Жить было негде, и отец из сарая сделал нам дом площадью 26 квадратных метров. Сами они жили в соседнем доме площадью 18 квадратных метров на этом же участке. Оба дома у нас официально зарегистрированы, — рассказала в суде Зинаида Лавничая.

Как мурманчан заставили платить за ничейную землю под ногами

Дом Лавничих — последний на улице. Сразу за ним начинается рекреационная зеленая зона, в которой строить жилье запрещено.

— Год назад к нам приехали сыновья олимпийской чемпионки Олюниной. Деловито забили в землю колья. Им каким-то образом строительство разрешили. Как это получилось — мы не знаем. Но с тех пор "крайними" сделали не наши постройки, а нас самих и требуют снести баню. В последние дни дед с бабушкой из-за этого очень нервничают, почти не спят, все на таблетках, давление — 200. Для них это — огромный стресс, — сетует внук ветеранов пожарный Сергей Лавничий.

Дом с видом на Волгу

В 2010 году пенсионеры Лавничие пригласили кадастрового инженера, чтобы оформить межевание земли.

— Семья разрослась, в маленьком родительском доме нам с детьми и внуками стало очень тесно. И мы решили надстроить второй этаж. На оформление бумаг у нас ушло шесть лет. Только в 2016 году нам удалось все оформить, узаконить и поставить на учет, — сообщила судье Зинаида Лавничая.

Она рассказала, что в 80-е годы прошлого века ее отец, как и многие соседи, пригородил к своим шести соткам еще три, на которых разместил картофельник. В голодные 1990-е годы картошка с этого участка оказалась для семьи спасительным подспорьем. Не огораживать картофельник было нельзя: иначе урожай воровали.

Городские чиновники сделали исключение для олимпийской чемпионки и выделили землю на самой границе охранной зоны

— Мы вызвали кадастрового инженера, заплатили пошлину — девять тысяч рублей, и нам выдали новый техпаспорт — уже не на шесть, а на девять соток, и с тех пор уже за девять соток платили налоги. Мы считали, что все у нас оформлено правильно и земля эта — наша. На ней мы построили баню, чтобы погреть старые косточки. А теперь к нам пришли и сказали, что земля чужая, баню нужно снести. Мы много раз ходили в администрацию, просили эти три сотки отдать или продать. Нам эта земля очень нужна, чтобы реконструировать старый родительский дом площадью 18 квадратных метров. Но в мэрии отказали, — посетовали пенсионеры.

Позицию городской администрации озвучил ее представитель Руслан Швецов, который заявил, что баня Лавничих построена на муниципальной земле и подлежит сносу.

— Баня возведена без разрешительных документов на землях, не принадлежащих истцу. Специалисты БТИ отразили, какие постройки имеются на этих землях. Но это не значит, что этот участок принадлежит человеку на законных основаниях, — пояснил Руслан Швецов.

Зачем людей сталкивать лбами?

Несколько лет назад областные депутаты приняли закон о бесплатном выделении земли льготным категориям граждан, в том числе ветеранам, пенсионерам, многодетным и олимпийцам. Большинству получателей наделы по десять соток выделили на окраине Костромы.

Олимпийская чемпионка Алевтина Олюнина попросила более престижную землю с видом на Волгу. И ей не отказали: выделили 12 соток возле будущего парка "Заволжье". Однако когда кадастровые инженеры вышли на место, то выяснили, что этот участок частично застроен. Соседи Лавничих Масловы при возведении второго дома выехали за пределы разрешенных параметров, и их двухэтажный кирпичный коттедж на две трети оказался на пустующей муниципальной земле.

Верховный суд разъяснил дачникам, где должны стоять сотовые вышки

— Видимо, они считали, что никому не помешают. Все равно наши дома крайние, и дальше землю никому не выделяют, так как там начинается парк. Но потом выяснилось, что для чемпионки можно сделать исключение и дать землю за нашим домом на самой границе парка. Почему выкупить землю в первую очередь не предложили тем, кто здесь уже живет? На соседей власти подали в суд, который обязал их снести новый коттедж. Заодно пострадали и мы: у нас сносят баню, — пояснили Лавничие.

В суде пенсионеры обратились к властям с просьбой заключить с ними мировое соглашение, однако судебный представитель мэрии ответил, что не полномочен принимать такие решения без консультаций с руководством. А руководство от заключения мирового соглашения отказалось. И тогда суд принял решение в пользу городской администрации. Баню пенсионерам придется снести, а землю — освободить.

— По областному закону право на бесплатное получение земли в первую очередь имеют ветераны войны и лишь затем — олимпийцы. Хотя мы и имеем право, но не претендуем на бесплатную землю. Мы готовы этот участок под баней у города выкупить. За деньги. Скажите, зачем сталкивать людей лбами? Зачем отнимать у ветеранов землю, на которой люди жили 60 лет? Чтобы отдать ее кому-то другому? Неужели чиновники хотят этим доказать, что олимпийская медаль важнее ветеранской? Почему не дать олимпийцам любой свободный участок? — недоумевают инвалиды.

Мнения

Алевтина Олюнина, чемпионка Олимпиады в Саппоро-1972 по лыжным гонкам:

— Я уже год плачу за аренду земли, у меня есть проект дома, но начать стройку не могу, поскольку земля занята. Соседи Масловы, зная, что участок выделен мне, были предупреждены, что второй дом им здесь строить нельзя. Но они все равно его построили, нарушив границы. Суд принял решение снести их самострой, но они заявили, что никого к себе на участок не пустят и сносить свой второй дом не позволят. У других соседей за границами их участка стоит деревянная баня, которую не так сложно перенести, но они этого не хотят делать. Я считаю, что все незаконные постройки надо сносить.

Марина Ильчевская, начальник управления имущественных и земельных отношений администрации Костромы:

— Право собственности на баню Лавничих зарегистрировано в 2016 году. Когда Росреестр регистрирует участки, специалисты не выезжают на место. Кадастровый инженер описал баню как хозпостройку, расположенную на земельном участке Лавничих. Заявители к нам приходили с документами БТИ, из которых следует, что фактически они этим участком пользовались, но документов у них на него не было. На соседнем с ними участке есть еще один проблемный дом. Этот объект по суду признан самостроем, подлежащим сносу, поскольку хозяева при его строительстве выехали на смежный участок, который предоставлен в аренду олимпийской чемпионке Олюниной. Кирпичный дом приставы вряд ли когда-то снесут из-за нехватки денег. Мы предлагали Лавничим перенести баню, а освободившийся участок поделить между ними и соседями, но они к договоренности не пришли, поэтому нам пришлось обратиться в суд. Сдвинуть участок чемпионки Олюниной ни вправо, ни влево нельзя, поскольку вокруг зона рекреации. Эта территория запланирована под парк "Заволжье", работы по обустройству которого начнутся в следующем году. Если суд не разрешит снос бани, нам придется признавать предоставление земельного участка Олюниной невозможным к исполнению и подыскивать ей другой.

Кстати

В истории современной Костромы был лишь один случай публичного сноса нового трехэтажного кирпичного дома на улице Свердлова, 58, расположенного в охранной зоне памятника культуры XIX века. Хотя самостроев много, ликвидировать их проблематично: денег в бюджете не хватает даже на снос ветхих и аварийных зданий, пострадавших от пожара.

Источник: rg.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here